Расписали под хохлому

Расписали под хохлому

«Россия богата художественными ремёслами. И они должны быть представлены в национальной сувенирной продукции», - председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в очередной раз призвала уделять больше внимания народным промыслам. К сожалению, несмотря на постоянную государственную поддержку, многие предприятия, сохраняющие культурное наследие страны, переживают не лучшие времена. А в сувенирных лавках в Москве продают подделки под гжель и хохлому.

Налетай, торопись

- Вот хохлома, - продавец сувенирного магазина на Арбате показывает мне на несколько полок, уставленных расписной посудой.

- Да какая же это хохлома?! - я беру в руки керамическую чашку, хохломская посуда из дерева…

- Да какая разница, узор-то похож.

На других витринах - огромная матрёшка с кривоватым лицом. Песцовая ушанка за 12 тысяч рублей, бюст Ленина и потёртые красные знамёна из политуголков. Национальные сувениры…

В магазине напротив говорят, что лаковые шкатулки, расписанные в стиле федоскинской или палехской миниатюры, - авторская работа. Сертификата нет. Мастера работают на дому и сдают шкатулки в магазин. С виду - искусная вещица. Но сам процесс изготовления шкатулки из прессованного картона сложен, если не соблюсти технологию - она развалится, едва намокнув. Поэтому за сертифицированный палех просят от пяти тысяч, за авторские - вполовину меньше.

«Шкатулки берут богатые туристы, - поясняет владелец самого крупного сувенирного магазина на Арбате. - Самыми выгодными покупателями были американцы, только вот их всё меньше. Японцы охотно покупают украшения из янтаря, а французы - северодвинскую роспись по дереву».

Торговец признался, что хорошо знает о проблемах предприятий народных промыслов, поэтому и берет продукцию только под реализацию. Иначе бизнес был бы убыточным. Производители на такие условия соглашаются: лучше так, чем сидеть вовсе без денег.

Made in China

«Проблемы у нас нарастают как снежный ком. Итог - печальный», - тяжело вздыхает генеральный директор ЗАО «Хохломская роспись» Елена Краюшкина. И просит добавить, что говорит «с болью, идущей из глубины сердца». Болью за умирающий народный промысел.

После развала Советского Союза работники предприятия сложили свои ваучеры и приватизировали фабрику, чтобы сохранить производство. Боялись, что найдётся предприимчивый частник, который лихо превратит мастерские в мебельный цех. Только два года назад в Федеральный закон «О народных художественных промыслах» были внесены поправки, запрещающие менять профиль предприятия при смене собственника.

Сегодня акционерное общество «Хохломская роспись» не приносит прибыли, а только покрывает расходы на сырьё и зарплату. Положенные субсидии предприятие получает, но по установленным правилам не может потратить эти деньги на выплаты зарплат. О развитии производства речи, понятно, не идёт. «Мы изо всех сил пытаемся сохранить промысел. Но оборудование устарело. Печи надо менять, - говорит Елена Краюшкина. - Повышение размера страховых взносов со следующего года неминуемо приведёт к увеличению цены изделий на 10 процентов. Мы не выдержим конкуренции с частниками и китайской подделкой. Объём продаж и так с 2008 года упал на 50 процентов».

Рентабельность предприятий народных промыслов на сегодняшний день менее пяти процентов. 80 процентов себестоимости изделия - оплата ручного труда. Но зарплаты мастеров скромные, потому что плюсуются расходы на электроэнергию, налоги, навар перекупщика. И вот красивый уникальный сувенир становится уже не по карману ни заграничному туристу, ни россиянину.

Сотрудники «Хохломской росписи» провели мониторинг продукции в пяти регионах. И оказалось, что подлинной хохломы в магазинах и на лотках - 10-20 процентов. Всё остальное - поделки кустарей или китайский контрафакт. Но если конкуренцию надомных мастеров можно сдержать, то китайскую экспансию уже никак. Демпинг. Краска трескается, лак облезает, посуда имеет резкий неприятный запах. В советское время предприятия народных промыслов были образцово-показательными. Приезжали иностранные делегации, восхищались. Оборот отрасли достигал полутора миллионов долларов. После перестройки фабрики вынуждены были выживать в новых экономических условиях. А жизнь изменилась кардинально.

90 процентов предприятий народных художественных промыслов находятся в глубинке, в местах традиционного бытования. Молодёжь оттуда уезжает. Зарплаты маленькие, досуга нет. «Если за год к нам приходят один или два молодых специалиста - это уже счастье, - рассказывает Елена Краюшкина. - Средний возраст наших мастеров 45-55 лет».

Изменилась и система подготовки кадров. Если раньше студенты проходили практику на предприятии в течение шести месяцев, то сейчас укладываются в 20 дней. Научиться росписи за такой короткий срок невозможно.

Долговая дымка

Дымковской игрушки на Арбате я и вовсе не нашла. Но в Кирове продолжают сохранять промысел. За предприятием тянется шлейф долгов по налогам.

«Сейчас у нас работают 18 мастериц. Пять работниц два года назад перешли в частное предприятие. Ещё десять расписывают игрушку по домам, - рассказывает председатель правления Кировского отделения «Союза художников России» (народный промысел «Дымковская игрушка») Надежда Менчикова. - Настоящую ли дымковскую игрушку производит предприятие или мастер - должен решать областной экспертный совет. Но требование необязательное и контроля нет. Поэтому уровень игрушки в городе очень разный».

Как только мастерица покидает коллектив, уходит на вольные хлеба, она через три-четыре года начинает отходить от канонов и рисует уже не традиционную дымковскую игрушку, а авторскую а-ля дымка. Кстати, то же происходит и с палехской миниатюрой. Частные мастера начинают использовать в орнаменте… тайские ракушки. Так постепенно растворяется многовековая традиция.

Почти 20 лет в кировские мастерские не приходила молодёжь. Поэтому организация пошла на то, чтобы обучать двух-трёх человек в год за свой счёт. В лучшие времена на производстве трудились 80 мастериц. Оплата была сдельной. Выставочные изделия закупались Министерством культуры для пополнения музейных фондов. С 1990-х годов закупок нет. Мастера, как и раньше, отправляют свои работы на конкурс, но потом они снова возвращаются в Киров.

По словам Надежды Менчиковой, произошла путаница: и ремесленные предприятия могут рассчитывать на ту же господдержку, что и предприятия народных промыслов. «На международную выставку мы плетёные корзины повезем или дымку?!» - возмущается она.

Распылённая ответственность

По данным Минпромторга, субсидии на возмещение затрат по оплате электроэнергии, закупки сырья, железнодорожных перевозок с 2010 года получили 77 предприятий. Председатель правления ассоциации «Народные художественные промыслы России» Геннадий Дрожжин говорит, что «львиную долю государственных денег получают несколько производств, остальным достаются крохи». Кроме того, 20 процентов от этой субсидии уходит на налог на прибыль.

Тяжёлым бременем ложатся на предприятия и страховые отчисления. Ассоциация обратилась к Правительству с просьбой снизить ставку взносов для предприятий отрасли до 14 процентов.

«Народные промыслы патронируют порядка десяти министерств и ведомств, - говорит Геннадий Дрожжин. - Единого куратора нет, поэтому мы предлагаем создать Совет при Правительстве РФ, который бы целенаправленно занимался сохранением и развитием народного художественного творчества. Минпромторг уже второй год разрабатывает стратегию развития, но окончательный вариант документа до сих пор не представлен».

По словам Геннадия Дрожжина, законодатели с пониманием относятся к проблемам сохранения культурного богатства страны. В прошлом году были внесены поправки в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Теперь заказчик имеет право осуществлять закупку изделий народных промыслов без проведения конкурса, так как зачастую предприятие является единственным в своём роде и больше в тендере участвовать некому.

А вот добиться увеличения объёма государственных субсидий, увы, не удалось. Хотя разговоры об этом шли с осени.

Несбыточной мечтой кажется представителям отрасли, чтобы народные промыслы полностью взяло под своё крыло государство. Сохранять традицию, когда нужно крутиться, гнаться за прибылью, искать сбыт, сложно. Вот и получается, что держится народный промысел на чистом энтузиазме. А полки магазинов заполняют липовые штамповки.

Источник: Парламентская Газета