«Русская» матрешка родом из… Китая

«Русская» матрешка родом из… Китая

Шкатулки с цветастой росписью, яркие матрешки, гравированная посуда и прочие изделия народных художественных промыслов (НХП) – неплохие подарки, которые можно без особых колебаний вручить не только представителю иностранной делегации, но и россиянину или, скажем, ребенку (если это игрушка). Многие так и поступают, о чем свидетельствует не оскудевающее предложение: витрины магазинов (как специализированных, так и нет), ларьки в подземных переходах и даже особые столы на рынках ломятся от обилия народных сувениров. Но здоровой ситуация выглядит только с виду. Довольно часто эти изделия (а многие из них прочно ассоциируются в массовом сознании с чем-то исконно «нашим») не снабжены опознавательными бумажками и за версту пахнут химией – так, что поневоле начинаешь сомневаться, тот ли это самый сказочный «русский дух».

И сомнения, увы, оправдываются, когда на этикетках некоторых таких товаров (в том числе и на матрешках) читается неброское Made in China. Покупатели улыбаются, повертев в руках «родную» игрушку из Поднебесной, но положение настолько серьезное, что тут, в общем, не до улыбок. Почти весь (!) российский рынок сувениров забит изделиями, наштампованными за рубежом. В результате при растущем спросе российские НХП сегодня на грани исчезновения.

Очередная нелепица постсоветской действительности: национальное, казалось бы, достояние, возникшее и веками создававшееся только у нас, успешно подделывается сегодня в Китае. Оттуда суррогаты завозятся к нам же и активно продаются под видом изделий российских художественных промыслов. Иногда к этим товарам даже приклеивается этикетка, на которой обозначена российская фабрика, но по факту это оказывается банальный и не очень удачный плагиат. И люди – вне зависимости от того, что написано на бумажном ярлыке и есть ли он вообще, – покупают в основном именно подделки, потому что – дешево: большая расписная матрешка стоит 500–700 рублей, ее контрафактное подобие – 100–200.

Эта негативная тенденция, возникшая в 1990-х годах, привела к тому, что 90 % рынка русских сувениров, по оценкам экономистов, составляют зарубежные товары (в основном они приезжают из Китая, хотя некоторые – из Украины, Белоруссии, Польши). Везут из Поднебесной все – и откровенные подобия изделий НХП, и более-менее абстрактные сувениры с нашей национальной, тем не менее, символикой. Вот банные шапочки и рукавицы с пятиконечными красными звездами и вполне себе русской надписью «Главный банщик»; вот пластиковые, крашеные под металл значки с советской символикой и полузабытыми воодушевляющими лозунгами; вот графины и рюмочки с изображением руководителей нашей страны… Вот даже гравированные ложки, которые по идее должны делаться на одном из предприятий НХП в Челябинске… Все это – Made in China. Цена этих сувениров не на высоте – точно так же, как и качество.

«Привозная продукция, как правило, не отличается высоким качеством, не имеет необходимых сертификатов и зарегистрированных торговых марок и поэтому продается значительно дешевле оригинальных образцов», – отмечает помощник полпреда в Приволжском федеральном округе Олег Машковцев.

КАК РАСПОЗНАТЬ СУРРОГАТ

Особняком стоит расписная деревянная матрешка, которая также производится сегодня «на фабрике мира». Сразу ответим на возможные выпады: да, сама по себе идея игрушки, в которой затаились другие, зародилась, судя по всему, в Японии. Но «обтекаемая», «женская» фигурка со славянским личиком и с узорами, появившимися исключительно в керженских и вятских лесах, – это, извините, именно наша, русская матрешка, которую не спутаешь с азиатскими старичками и зверьками, замысловато запрятанными друг в друга. Поэтому о подделке в данном случае разговор уместен.

Другой вопрос – как отличить китайский суррогат от предмета нашей национальной гордости. Если вы торопитесь с покупкой и не особо вглядываетесь в сувенир (расчет по большей части сделан именно на это), ошибиться довольно легко. Но при тщательном рассмотрении всплывают «проколы»: ядовитый запах (наши матрешки покрыты лаком, который не только приятно пахнет, но и безопасен, если ребенок будет грызть игрушку. – Прим. ред.), «пиксели» и несостыковки в узоре (в Китае изображение наносится с помощью полиграфических станков, у нас же каждое изделие расписывается вручную, причем несколькими мастерами. – Прим. ред.), примитивные рисунки и набор цветов, не соответствующий традиционному (при изготовлении хохломской матрешки, к примеру, используется четыре цвета: красный, желтый, зеленый и золотой. – Прим. ред.). Дополнительное отличие – для тех, кто разбирается в породах дерева: наша продукция изготовлена из березы или липы, китайский же плагиат – из другой древесины.

«ДАЛЬНИЙ ВОСТОК МЫ УЖЕ ПОТЕРЯЛИ»

Сколько таких подделок пересекает ежегодно границу и какой объем продаж они дают, выдавливая таким образом с рынка сделанные в России сувениры, – посчитать не представляется возможным. По самым скромным подсчетам, речь идет о десятках миллионов изделий, которые, в свою очередь, дают их продавцам миллиардные выручки. Относительно свежий и весьма показательный пример: летом 2013 года в Перми была арестована крупная партия из 20 тыс. «русских» матрешек, произведенных в КНР. Оригиналы делают на фабрике «Хохломская роспись» (город Семенов Нижегородской области), которая имеет невосполнимые финансовые потери в результате подобных контрафактных траншей.

Поэтому ничего удивительного нет в том, что представители именно этого предприятия «вскрыли» данный инцидент и попытались добиться реакции со стороны правоохранителей. В результате контрафакт… вовсе не был изъят и уничтожен или же возвращен обратно в Азию, хотя именно такую развязку подсказывает логика. Несмотря на то что на оригинальную хохломскую матрешку у российской фабрики есть зарегистрированные права, партию арестовывать не стали, и она разошлась по розничным точкам. Здесь надо отметить, что это только одна из множества таких поставок, которые регулярно осуществляются из Поднебесной – просто остальные остаются в тени, а эта «засветилась».

«В результате Дальний Восток, к примеру, мы уже потеряли полностью, – констатирует директор ЗАО «Хохломская роспись» Елена Краюшкина. – Там засилье китайских сувениров, что-либо везти туда из центральной России уже бессмысленно».

Куда же, спрашивается, смотрят российские силовики? Почему они не приняли и не принимают мер? Почему им проще быть лояльными к продавцам поддельного товара, нежели прислушиваться к доводам отечественного производителя?

Комментируя этот и другие подобные инциденты, Елена Краюшкина объясняет:

«Первые свидетельства и патенты мы начали получать еще в 1980-е годы, сейчас мы их только поддерживаем. Но у нас как у предприятия патентное право. Авторского права, которое принадлежало бы одному физическому лицу, у нас нет. Увы, таможенное законодательство защищает только авторское право».

Здесь необходимо объяснить такую тонкую вещь: те художественные ремесла, которые сохраняются «на дому», исключительно в кустарном виде, – обречены на исчезновение, поскольку в один прекрасный момент передать мастерство станет некому. В той же Нижегородской области, к примеру, пока еще делается федосеевская топорная игрушка, но весь этот промысел держится на одном энтузиасте. Поэтому единственный полноценный способ сохранить НХП – это каким-то образом поддерживать фабрики, где так или иначе происходит передача умений от старых сотрудников к новым и по максимуму практикуется ручной труд: технологический процесс специально сведен к минимуму, чтобы поддерживать традиции.

При этом некоторые работники, получив навыки, уходят с этих предприятий и организуют кустарный промысел. Понятно, что если среди таких «вольных мастеров» окажется обладатель авторского права на изделие, существование фабрики (а стало быть, и промысла как такового) будет поставлено под угрозу. Поэтому предприятия НХП и не регистрируют авторские права. Но здесь вопрос больше не к предприятиям, а к законодателям, которые давно уже могли бы защитить русские сувениры: достаточно внести поправки, которые могли бы наделить патент предприятия на дизайн оригинального сувенира такой же силой, какая имеется у авторского свидетельства. Насколько мы знаем, подобных поправок и в проекте нет.

«Необходимо также внести в Федеральный закон «О народных художественных промыслах» изменения, чтобы вообще закрепить понятие контрафактного изделия НХП, – считает заместитель губернатора Нижегородской области Евгений Люлин. – Мы предлагаем целый ряд критериев, которые позволили бы бороться с контрафактом».

ОРИГИНАЛЫ ПЫЛЯТСЯ НА ПРИЛАВКЕ

Однако вопросы возникают и к исполнительной власти.

«У нас на китайский импорт смотрят почему-то сквозь пальцы, – вздыхает директор кировского предприятия «Сувенир» Александр Онучин, – и фактически отечественный производитель уникальной продукции не защищен ничем».

По данным Александра Онучина, кировскую матрешку китайцы подделывать не научились – ну или просто не видят смысла. Проблемы у этой фабрики больше с бывшими сотрудниками, которые занимаются кустарным промыслом и составляют серьезную конкуренцию (такая же точно ситуация и в Семенове Нижегородской области, где делают хохлому). А вот с производством (вернее со сбытом) сувенирных шахмат и шашек у кировского предприятия большие трудности, так как подобная продукция в массовом порядке завозится из Китая и продается по низкой цене.

Ну а чиновники… Мало того что они любят дарить различным своим партнерам авангардные артефакты непонятного происхождения вместо родных сувениров – так слуги народа еще и надавить на торговлю не в состоянии. По словам Елены Краюшкиной, по пальцам можно пересчитать магазины, которые идут на заключение с «Хохломской росписью» особого договора: продавцы обязуются не реализовывать контрафакт, фабрика же дает им льготы по оптовым поставкам.

И вот что интересно – спрос на фабричные сувениры в этих магазинах в 10 (!) раз больше, чем в других. То есть остальные торговые точки (в том числе и крупные сети) реализуют дешевые подделки, тогда как оригинальные, безопасные для здоровья изделия НХП пылятся на полках. Могли бы российские (ну или региональные) власти заставить продавцов сувениров обязать заключать подобные договора с предприятиями народных художественных промыслов? Думается, что могли бы…

«Но они говорят: «у нас нет административного ресурса», – вздыхает Елена Валентиновна.

Заместитель директора по НХП ЗАО «Городецкая роспись» Вячеслав Грушин также считает, что помочь НХП должны как раз держатели пресловутого административного ресурса:

«Да, на сегодняшний день вопрос об авторском праве открыт, не совсем понятно, как и кто его будет защитить… Но чтобы сохранить промыслы на территории области, на региональном уровне необходимо создать отдельный департамент, который занимался бы исключительно этими вопросами».

Добавим, что ситуацию могло бы улучшить введение единого национального бренда и единой маркировки для НХП. В этом случае на территории стран СНГ остальные народные сувениры, продающиеся без маркировки, будут запрещены. Но чиновники уже не первый год проводят совещание за совещанием, на каждом из которых говорится о данной мере, а единой маркировки как не было, так и нет.

ДАЛЬШЕ КАТИТЬСЯ НЕКУДА

Вообще, с народными художественными промыслами сложилась такая интересная ситуация: слуги народа разных уровней уже который год твердят, что обращают внимание на проблемы этих уникальных предприятий, пишут стратегии и программы, заседают…

И как-то параллельно с этим предприятия загибаются, а проблемы остаются нерешенными. Помимо дешевых подделок, художественным ремеслам не дают развиваться следующие факторы.

Растет налоговая нагрузка на предприятия НХП, которые не освобождены от дани в казну. Причем ситуация усугубляется: известно, к примеру, что с 2015 года будут увеличены ставки по страховым взносам на 7 %.

«Если мы говорим, что это национальное достояние, нужно принять решение максимально освободить эти фабрики от всех существующих налогов», – считает Евгений Люлин.

Однако не все так считают. Директор департамента развития внутренней торговли Минпромторга РФ Денис Пак, лоббирующий уменьшение для народных ремесел налоговой нагрузки, отмечает, что с Минфином и Минэкономразвития договориться по данному вопросу пока не удается. Если, допустим, освободить предприятия НХП от страховых выплат, федеральный бюджет потеряет 300 млн рублей. Денис Пак уверен, что это сумма небольшая в масштабах страны, но, видимо, его коллеги из других министерств думают иначе.

Нет целенаправленной и масштабной политики по закупке органами госвласти сувениров – изделий художественных промыслов. По сути, чиновники дарят своим коллегам, партнерам, представителям зарубежных делегаций то, что им вздумается. В том числе и китайские суррогаты.

Субсидирование предприятий НХП со стороны государства уже четвертый год остается на прежнем и достаточно смешном уровне – 300 млн на всю Россию. А если учесть инфляцию, можно говорить об автоматическом ежегодном снижении поддержки.

Вместе с налогами дорожают и коммунальные ресурсы. При этом государственная поддержка в рамках полученных субсидий на электроэнергию и газ была снижена в этом году на 5 млн рублей.

Все это в совокупности привело к тому, что предприятия НХП оказались в удручающем положении: они вынуждены сокращать как производство, так и кадры. Вы только вдумайтесь: средняя зарплата в данной отрасли по тому же Нижегородскому региону составляет 13,5 тыс. руб­лей – немудрено, что сегодня на предприятиях НХП наблюдается отток кадров. Дальше, как говорится, катиться некуда. При этом российские власти – как законодательные, так и исполнительные – настолько озабочены сегодня курсом нефти и экономией бюджета, что могут и вовсе позабыть о том, что народным промыслам, вообще-то, нужна срочная помощь.

МНЕНИЕ

Геннадий Дрожжин, председатель ассоциации «Народные художественные промыслы России»:

«Народные промыслы в тяжелом положении. За последние 10 лет погибло около 40 предприятий НХП: в Карелии, в Архангельске, в Рязанской области… Нужно срочно усиливать государственную поддержку. У нас есть федеральный закон, где говорится, что должна быть господдержка этой отрасли. Он выполняется не в полной мере, и предприятия находятся в сложном финансовом положении. Мы теряем эту отрасль: идет определенная пропаганда, множатся подделки – Россия теряет идентичность. Основная причина – отсутствие внимания со стороны федеральных органов исполнительной власти. Почему я говорю про внимание? Потому что те суммы, которые выделяются на поддержку промыслов, не выдерживают никакой критики».

Источник: sovsekretno.ru